Валерий Гаина, Федор Васильев, Сергей Ефимов, Круиз

2007 - www.rockpavlodar.net

Он сидит напротив меня в номере гостиницы, уставший от бесконечного тура по России в поддержку альбома «Снова Твой», который продолжается почти год, прекрасно выглядит для своих 50 лет и охотно отвечает на вопросы.

Foxy: Добрый день! Валера, никто из нынешней молодёжи не знает группу «Круиз». Или мало кто знает. Никто не знает историю создания, никто не знает, почему ты уехал в Америку и чем там занимался все эти годы... Расскажи, пожалуйста, коротко о периоде формирования «Круиза».

Gaina: Если говорить о молодёжи, это вопрос достаточно сложный с той точки зрения, что есть, конечно, часть молодёжи, которая знает «Круиз», есть часть, которая не знает. Откуда молодёжь может знать «Круиз»? От своих родителей, которые когда-то слушали «Круиз». Если кто-то жил в семье, в которой крутилась музыка «Круиза», начиная от первого альбома и заканчивая последним, то эти люди приходят сегодня к нам на концерты. Приходят и дети, которые нас никогда не видели в то время, приходят и поют все наши новые песни. Им интересно, что происходит нового в моей жизни. Тем более, что со мной сейчас играет Фёдор Васильев, а это уже большая часть «Круиза».
«Круиз» был образован в 1981 году, тогда мы выпустили и свой первый магнитоальбом с такими песнями, как "Музыка Невы", "Крутится волчок", "Послушай, человек", "Стремления наши известны" и т.д., которые стали очень большими хитами и буквально через полгода подняли нас на самый большой уровень популярности в стране. И мы фактически стали ездить по Дворцам спорта и сплошь и рядом выступать по целой неделе в том же самом месте. Это длилось всё время, в течение которого я был в «Круизе» - десять лет. Музыка менялась постоянно, каждый новый альбом претендовал на что-то новое, вы всегда искали возможность выражать себя по-новому. Я всегда жил в ногу со временем. Моя гитара, на которой я постоянно занимался, указывала путь, по которому я шёл и то, как будет видоизменяться музыка, которую мы играли. Если проследить этот путь по альбомам, то "Второй Круиз" являлся частью "Первого Круиза", потому что эти самые пираты, которые, в основном, в то время занимались продажей этих альбомов, они поделили первый альбом на два; им было выгоднее сделать так, чтобы через полгода якобы вышел второй альбом. У нас там было записано около 15 песен и это всё должен был быть наш первый альбом. После него вышла "Красная книга", где появились такие песни, как "Один красив, другой умён", с более жёсткими гитарными риффами, "Средний человек" - такая более драйвовая, на мой взгляд, песня. Потом в 83 году у нас изменился состав и появился альбом "Путешествие на воздушном шаре" с более тяжёлыми песнями. С каждым альбомом, как я уже говорил, мы менялись. Менялись и стиль, и состав. Второй состав просуществовал недолго. Мы записали пять песен в студии и вторую половину альбома дописали живьём в Риге или в Питере, я не помню точно, и вот в таком виде выпустили очередной кассетный альбом. После чего я распростился со вторым составом: ушёл певец Александр Монин, гитарист Григорий Безуглый, они создали группу ЭВМ. Я остался и набрал новый состав, так называемый третий состав. На короткое время появлялись клавишники.

Foxy: Третий состав был "золотым": Васильев, Ефимов, Гаина?

Gaina: Всё правильно. В начале 86 появился Фёдор Васильев и вот тогда оформился состав втроём. Мы записали альбом "Круиз 1", который по идее должен бы называться "Рок навсегда". Фирма "Мелодия" убрала из программы пластинки песню "Рок навсегда" и там решили, что такое название не подойдёт для пластинки, представляющей фирму. Так и появилось название "Круиз 1", несмотря на то, что у нас до этого было уже несколько альбомов. С тех пор многие спрашивают, а почему, собственно, в 1987 - "Круиз 1"? "Мелодия" выпустила его в 1987 году. Им потребовалось много времени, чтобы пройти соответствующие инстанции и т.д. (12.000.000 - суммарное количество проданных копий по всей, тогда весьма большой территории Советского Союза!)

Foxy: СССР!!!

Gaina: Да, это был Советский Союз.

Foxy: Хорошо. Группа Круиз пользовалась огромной популярностью, насколько я знаю. Практически в конце 80-х кроме Круиза и Арии из нашей рок-музыки в стране больше ничего не знали. Насколько я знаю, вы выступали в Германии в 89-91 годах, да?

Gaina: Даже ранее, раньше.

Foxy: И вот у меня вопрос: почему группа «Круиз» как бы распалась на некоторое время или не распалась, я точно не знаю, и почему ты уехал в Америку и там продолжил свою карьеру. Ты живёшь сейчас в Лос-Анджелесе, ты успешный саунд-продюсер, насколько я знаю, у тебя там группа KARMA, ну и так далее. Если можно, поподробней об этом, потому что никто этого не знает.

Gaina: Ты начал, во-первых, с того, что мы начали ездить за границу, и, разумеется, когда пришёл Горбачёв и началась перестройка, у Запада появился интерес: а что ж всё это время происходило в России? И тут начали приглашаться разные группы. Тот тип групп, которые никогда не выезжали за границу во времена Советского Союза. Да и остальные выезжали только в ГДР, в Венгрию, в наш социалистический лагерь. Никто особо не ездил в государства капиталистического строя. И поэтому первый наш выезд оказался в 85-м году - мы выехали в Норвегию. Это был очень яркий концерт. Буквально за неделю до выезда нам оформили все документы, всё сделали без проблем. С нами тогда ещё ездили представители комитета госбезопасности. И я никогда не забуду истории, которые приключились там, за очень короткое пребывание в Норвегии. И после этого поездки продолжались. В такие страны, как Испания, Голландия, в страны Скандинавии, например в Финляндию. В Германию, в ГДР мы попали в тот момент, когда у нас перестройка вовсю развивалась, мы двигались в сторону демократии, Советский Союз в то же время двигался к распаду, времена были довольно тяжёлые, но в то же время и какие-то очень яркие, потому что никто не знал, куда же всё это идёт и чем всё это закончится, и что будет со всем этим социалистическим лагерем. И вот мы попали в ГДР, а они примерно года на три-четыре отставали от того, что мы уже здесь имели. Я прекрасно помню те времена, когда мы встречались с рок-группами в Германии и они были запрещены ровно настолько, насколько мы были запрещены во времена Советского Союза. Они приглашали нас на концерты, а устраивали они их нелегально, андеграунд, так сказать. В глухом лесу строили сцену, ставили свет, всех привозили на машинах... Весь «Круиз», мы впятером поехали в маленьком "трабанте", за десять километров от Берлина вглубь этого самого леса и это было праздником просто обалденным, в том плане, что все эти немецкие группы собрались, чтобы показать, что они тоже здесь занимаются музыкой и так далее. И всё это нелегально, их закрывали постоянно, но это всё происходило и было уникально нам видеть, что мы были более свободны, чем они. Крайне уникально. Мы вернулись в Берлин, и я никогда не забуду, как эти ребята нас провожали, насколько они были восхищены нашей музыкой, нашей игрой, тем, как мы вообще всё это делали...
Костюмы у нас были яркие. То есть мы настолько были отвязанные по сравнению с тем, что доставалось им. И у нас была огромнейшая публика в нашей стране да плюс мы приехали в их страны и на нас смотрели квадратными глазами и встречали с огромной радостью.

Foxy: Валера, а сколько максимум, на твой взгляд, «Круиз» собирал тысяч народа у нас ли, за границей, на стадионных концертах?

Gaina: С первого состава по последний?

Foxy: Да, Круиз за историю своего существования. Что тебе запомнилось, какие яркие концерты с огромным количеством народа, с огромными эмоциями?

Gaina: Ну, во-первых, что я могу сказать по поводу публики, которая приходила к нам на концерты... Это были уникальные времена с точки зрения того, что в стране люди в начале 80-х просто ходили на концерты. Потому что это была развлекаловка. Это была просто возможность для людей пойти куда-то, потусоваться, встретиться друг с другом, посмотреть на большие сборища народа, да ещё если выступает артист, который популярен... Разумеется, «Круиз» была популярная группа и на нас шли. Вот пример: мы приезжали в Питер и сидели десять дней во Дворце спорта. Или в Юбилейном, или я не помню где.

Foxy: И давали концерты каждый день.

Gaina: Каждый день по два! В субботу-воскресенье - по три!

Foxy: Просто потрясающе!

Gaina: Так что если подсчитать, при зале в 8 или 10 тысяч, я не знаю, сколько в Юбилейном...

Foxy: По-моему, там до 6-ти тысяч. Или до 12-ти, я не помню. Я уточню.

Gaina: В общем, Юбилейный - достаточно большой зал. И если считать по два концерта в день, умноженных на десять, по 8 000 за концерт, это 160 000. Так что вот сколько приходило на концерт. Люди просто ходили на концерт, потому что надо было пойти на концерт. Это не значит, что все они были нашими ярыми поклонниками.

Foxy: Нет, конечно.

Gaina: Они были просто зрителями.

Foxy: То есть для них это было развлечение, которое разрешили.

Gaina: И часто бывало так, что поднимается какой-нибудь дядька, или женщина, на сцену, лезет к микрофону и спрашивает у нас: "чтО вы тут играете?! чтО вы делаете?! Мы пришли на концерт, а вы тут чушь-ерунду какую-то играете!" То есть и такое происходило. Потому что это было для всех, как поход в кино. Кино показывают? - пойдём в кино. Какой фильм показывают, на тот и сходим. Типа того. Со временем всё это стало меняться. Вообще, во времена перестройки, когда мы уже начали играть металл, хард-рок, мы заметили, что публика начала уже как-то разделяться. То есть та часть публики, которая просто ходила на концерты, уже начала отпадать. Мы приезжали в город и мы собирали в два раза меньше, но приходили зато ярые поклонники. Они следили за нами, за тем, что мы делаем. А мы делали более тяжёлую музыку, потому что это было в ногу со временем, вспомни, что происходило в середине 80-х годов, насколько хард-рок и хэви-метал были популярны вообще в мире, насколько группы такого стиля продавали свою музыку на международном рынке. Мы все это прекрасно знаем. В России было то же самое. Люди стремились к тому, что творится во всём мире, хотели приблизиться к этому всему. Поэтому публика так и реагировала. Мы стали с 86 года называться золотым составом, когда мы были втроём. Почему? Потому что этот состав с точки зрения индивидуальности каждого, и все вместе, был настолько ярок... Просто вышли на сцену три человека и дали такого огня! В этом смысле и по музыке, и по энергетике нашей игры, и по шоу, которое мы выдавали, мы довели это действо до логического конца.
И если говорить о распаде, то это достаточно серьёзный вопрос, на который можно ответить и коротко, и развёрнуто. Я могу сказать, что десять лет моей жизни, которые я отдал, посвятил этой группе - это большая часть моей жизни, фактически это время становления меня самого, того, кем я стал на сегодняшний день. И меня невозможно отделить от Круиза, от того, что эта группа в целом прошла и т.д. Эти десять лет были очень тяжёлыми не только с той точки зрения, что нас душило министерство культуры и вообще Советсткий Союз, но было ещё и внутреннее напряжение, связанное с тем, что люди все разные. Сегодня ты стал звездой и у тебя появились собственные планы; вот я теперь буду заниматься этим и этим... Каким-то образом я всегда являлся сердцем группы, в том плане, куда эта группа будет двигаться, как она будет развиваться.

Foxy: Другими словами, ты был лидером группы.

Gaina: Абсолютно.

Foxy: И это никто не оспаривает.

Gaina: Не оспаривал тогда и до сих пор не оспаривает. Это, в общем, понятно, почему так.

Foxy: Валера, пару слов об авторстве песен "Крутится волчок", "Музыка Невы", "Послушай, человек"... Все почему-то думают, что авторство всех песен, которые все любят и которые исполняет Монинский Круиз, принадлежит Монину сотоварищи. А насколько я знаю, это несколько не так. Не мог бы ты прояснить ситуацию, чтобы люди понимали, что происходит.

Gaina: В общем, 80% музыки первого Круиза написал я. В процентном соотношении так оно и было. Дальше: писали у нас такие люди, как Сергей Сарычев, который написал "Крутится волчок". Эта песня в каком-то смысле создала его «Альфу», потому что он сделал для себя вывод, что он может обойтись и без «Круиза» и пойти дальше.

Foxy: Очень неплохая группа.

Gaina: Отличная группа и Сергей Сарычев - очень талантливый певец и композитор. И при том то, что Серёга дальше делал в «Альфе» - это не было похоже на «Круиз». Он всё равно пошёл в сторону рока.
Можно взять каждую песню в отдельности и рассмотреть, кто писал её. Несколько песен написал Александр Керницкий, наш басист, который тоже не участвует в сегодняшнем «Круизе». Матвей Аничкин написал несколько песен, таких как "Попугай", "Безумцы". "Визу для Круиза" мы написали вместе с Матвеем. Остальные основные песни были написаны мною. Саша Монин написал музыку к нескольким песням, Гриша Безуглый пришёл в группу и написал несколько песен...

Foxy: Кстати, хороший гитарист.

Gaina: Хороший гитарист, прекрасный. Он, в общем-то, не был каким-то особенным композитором, он просто попытался написать что-то в русле группы, но мне показалось это чем-то уходящим далеко в другую сторону. В "Полёте на воздушном шаре" были две такие гришины песни. В каком-то смысле из-за этого, может быть, я и закончил работать над новыми песнями. Мне хотелось разобраться, куда же мы теперь пойдём, перед тем, как углубляться в написание новых песен. Не знаю, насколько полно я ответил.

Foxy: Нет, здорово, очень интересно. Я же не знал подобных вещей, как не знали этого и другие. Так вот вопрос: при всей популярности группы «Круиз» и ее песен, неважно, какого состава, - почему и когда ты это сделал? Потому что опять же никто ничего точно не знает. Ты уехал в совершенно другую страну со чужими обычаями и с совершенно огромной историей рока и там вполне успешно занимался музыкой. Можно об этом поподробнее? Почему ты это сделал? Когда ты это сделал? Зачем ты это сделал? И чего ты там добился, с кем ты там играл, кого ты там продюсировал, кто твои друзья среди известных музыкантов? Твоё мнение о них, их мнение о тебе? Я знаю, например, мнение Марти Фридмана, и читателям будет очень интересно.

Gaina: В общем, до того ещё, как мне уехать в Америку (это был конец 90-го года), группа «Круиз» подписала контракт в Германии. Вот это было отправным моментом того, что далее я попал в Америку. Мы приехали в Европу, мы прожили почти два с половиной года, постоянно переезжая туда-сюда...

Foxy: Это когда было?

Gaina: В 87-м году был подписан контракт. То есть это было почти два с половиной года, до середины 89-го. Контракт с фирмой WEARE в Германии. Мы изъездили всю Европу, мы постоянно возвращались, побывали и здесь, в Волгограде, вот мы находимся в Волжском сейчас, а в Волгограде это было в 88-м году. Просто прогремевший...

Foxy: Стадионный концерт! Когда сметали трамваи и шпалы на путях!

Gaina: К сожалению, ещё двадцати лет не прошло, но мы вернулись сюда и очень забавно, что мы сидим сейчас и говорим об этом. Так вот, как я говорил, Германия стала плацдармом для меня перед переездом в Америку. Каким образом это случилось? Во-первых, за 10 лет в группе меня достали проблемы, так сказать, человеческий фактор.

Foxy: Видимо, захотелось сменить обстановку, круг общения?

Gaina: Однозначно, сменить обстановку, музыкантов. Я дошёл до ситуации, когда просто не мог больше продолжать. Я 10 лет отдал группе и сплошь и рядом ощущал давление, напряги, обиды...

Foxy: Сказать по-русски - заебали! У нас в "Guitars magazin", к сожалению, так не скажешь, а на www.guitars.ru это нормальная форма общения [оба смеются].

Gaina: Абсолютно!. Особенно я могу отметить нашего барабанщика, Серёжу Ефимова, которого я очень люблю, уважаю, это настоящий барабанщик. Но он меня абсолютно достал к тому времени, так что я сказал сам себе: а не хватит ли тебе, Валера? Мы тогда как раз записали демо к нашему германскому альбому и мнение и Серёжи, и Фёдора было таково, что это был бы наш лучший альбом за всё время. Несмотря на всё это, я решил: поеду-ка я в Москву и последую-ка желанию моих друзей из Америки, которые сказали мне: Валер, приезжай, сделай какую-нибудь демонстрационную запись и дай нам послушать. Это были люди из компании Warner Brothers. И я приехал в Москву. Я дружил тогда очень близко с Борисом Зосимовым и мы создали тогда... я не сказал бы, что я был создателем... скажем, Боря создал такую компанию, а я помог, привлёк различных артистов рок, хард-рок жанра, хэви-метал. Я привёл всех этих артистов, начиная от группы "Электросудорожная терапия"...

Foxy: "E.S.T"

Gaina: Да, "E.S.T", "Шах", "Чёрный обелиск" и т.д. Их всех я привёл к нему в BIZ Interprize. А задача передо мной стояла определённая; поднять BIZ Interprize, провести ряд больших акций, таких как фестиваль "Монстры Рока" в 89 году.

Foxy: Это где выступали Metallica, Pantera, Guns 'n Poses?

Gaina: Нет, это было не то, это было в Тушино. А этот фестиваль был во дворце спорта Крылья Советов.

Foxy: Мастер, Ария?

Gaina: Мастер - да, Ария не участвовала. Группы Джокер, Круиз, мой новый проект под названием Gain, в котором я уже появился...

Foxy: Gain или Gaina?

Gaina: Gain. Почему я убрал букву A?...

Foxy: Gain - это ручка на гитарном усилителе, которая управляет уровнем драйва. Значит ты поехал в Америку работать, ты думал, вот я приеду, запишу там что-то, что меня просили...

Gaina: Я записал демо. В состав группы Gain я взял Владимира Бажина, это был певец из группы «Тяжёлый День», барабанщика Андрея Шатуновского, Шпрот у нас играл на басу.

Foxy: Шпрот, это басист Землян, ребята, не парьтесь. [смех]

Gaina: Не парьтесь, да… [ржет]

Foxy: А как его зовут по-человечески?

Gaina: А как его зовут, блин ?... Саша? Да, Сашка его зовут... Выпало из головы, блин.

Foxy: Саша из Землян по кличке Шпрот?

Gaina: Да, если Шпрот напишете, это будет замечательно. Ну, вот в таком составе мы и уехали в Америку. Потому что как только они получили нашу московскую демонстрационную запись, они нас подписали. Мы приезжаем в Нэшнвил, записываем альбом (45 дней сидим пишем этот альбом), который не был издан на Warner Brothers, по той причине, что у них сменился президент, и новый президент пришёл и заявил, что мы, мол, не будем работать сейчас с русскими, потому что... Ну, в общем, это был политически неправильный момент для них. И нас выпустила компания Polygram.

Foxy: Очень известная уважаемая компания.

Gaina: Выпустили нас в Америке, в Европе, в России. Здесь, почему-то, я не знаю... По идее, должен был выпустить и заниматься раскруткой Борис Зосимов, но этого не произошло. Поэтому я здесь видел только европейские и пиратские версии этого альбома. Часть песен была из последнего альбома «Круиза», которые я попытался переработать в более в хард-роковом ключе.

Foxy: Ты пытался утяжелить «круизовские» песни?

Gaina: Скорее наоборот. «Круизовские» версии этих песен были более тяжёлыми. Я попытался их облегчить, сделать их более «мэйнстримовыми».

Foxy: Более коммерческими? Мэйнстрим - по сути, это коммерческое звучание?

Gaina: Абсолютно верно. Для того, тобы он попал на американский рынок.

Foxy: Чарты, занятие каких-то мест, и как следствие этого - финансирование проекта и группы?

Gaina: Всё верно, да. Как я сказал, выпуск альбома произошёл, но произошёл он на два года позже, и в связи с этим я переехал быстренько из Нэшнвила в Лос-Анджелес. Тогда у меня была американская подружка, с которой я жил, и она мне говорит, почему, мол, тебе здесь не заниматься командой своей, не сделать новую группу. И таким образом появилась моя первая группа в Америке под названием KARMA. С моей точки зрения это была очень интересная группа и очень интересная для меня лично, как для творческого человека. Мне интересно было поиграть с новыми ребятами, живущими далеко-далеко-далеко от нашей Родины, разговаривающими на совершенно другом языке, посмотреть, какая может родиться музыка у людей, которые выросли по разные стороны океана.

Foxy: В группе Карма не было ни одного русского? Они все были американцами? Кроме Валерия Гаины, конечно?

Gaina: Да.

Foxy: Они все были американцами, неважно, какой национальности, в Америке её нету. Они были англоязычные американцы и они с тобой играли.

Gaina: Всё верно. Самое главное, это были совершенно молодые и очень талантливые, обалденно талантливые ребята. Вот, певец ко мне пришёл, это буквально был первый человек, который пришёл ко мне на прослушивание после того, как я повесил объявление о поиске музыкантов.

Foxy: Ты не назовёшь их имена, возраст, кто на чём играл? Чтобы люди знали, что вот такие талантливые ребята есть в Америке.

Gaina: Ну, во-первых, на альбоме, который я тебе сегодня подарю, там будут все их имена, я тебе их сейчас назову. Певец группы, его звали Мэт. Мэт Иво. Он был такой странной интересной смеси, он был японец, смешанный с евреем. То есть не поверите вообще. Это такая смесь уникальная. И он был уникальный певец, он пришёл ко мне и, фактически, я сидел, играл на гитаре, Шпрот играл на басу... Ещё Шпрот тогда у меня был. Мы пытались как бы продолжить, потому что он переехал со мной в Лос-Анджелес. И мы так вдвоём сидели, поигрывали и Мэт как начал петь и создавать ритмы, от пения и до рэпа, и, причём, слова у него выстреливали просто мгновенно. То есть у него сразу складывалась мелодия, ритмический какой-то рисунок, подача, просто моментально!

Foxy: Кто ещё пришёл в группу?

Gaina: Этот же самый певец привёл своего друга-басиста, с которым он незадолго до этого познакомился на отдыхе в Греции. А басист привёл ко мне барабанщика. Первого. И вот состав быстро собрался благодаря тому, что я подобрал себе правильного певца. В этом составе очень быстро начали выруливаться песни, идеи, вокруг чего, что и как мы будем творить. Надо было посмотреть на то, что за музыку они играют, что они из себя в музыке представляют, в каком стиле и т.д. Потому что люди были достаточно свободными от какого-то определённого музыкального стиля. То есть это было не то, что "ой, мы щас будет умирать за вот этот стиль!". Они относились ко всему этому достаточно свободно и меня это устраивало, потому что мне хотелось работать с талантливыми людьми, чтобы они были молоды, чтобы у них была свежая идея...

Foxy: Задор, свежая кровь, креатив?

Gaina: Да. И чтобы они не были уже сформировавшимися в каком-то определённом музыкальном стиле, от которого их уже не сдвинешь ни влево, ни вправо. И вот начали мы играть и буквально в полгода у нас появился первый альбом. Миниальбом это получился, потому что там было где-то восемь песен, я не помню точно сколько. Но у этого состава была проблема с барабанщиком. Барабанщик у нас увлекался наркотиками и мы очень быстро поняли, что с ним мы далеко не уйдём, он начинал нас подставлять...

Foxy: В общем, неадекватный человек.

Gaina: Неконтролируемый.

Foxy: А я знаю, что ты нашёл молодого парня, барабанщика, американца, который был просто супер. Это и было в Карме?

Gaina: Да,мы попали на барабанный конкурс, в котором принимали участие молодые барабанщики. У нас в LA всегда устраивались и устраиваются до сих пор такого рода конкурсы. Для гитаристов, для басистов, для барабанщиков. И большие звёзды сидят в жюри: Билли Кобэм, например, барабанщик Solum из Guns 'n Roses, Vinnie Apice... И вот эти люди были членами жюри. Их было гораздо больше, вообще-то, но я назвал для примера. И выступали очень уникальные интересные барабанщики, и один из них впоследствии вошёл в нашу группу. Хулио Мэртис его звали. Он был чёрный пятнадцатилетний мальчишка, бразилец. Он вышел, сыграл, и мы просто все обалдели, сели на задницу вместе с Билли Кобэм.

Foxy: А ты был в жюри?

Gaina: Я не был в жюри, я был в качестве зрителя. Так вот: его оценили первым, он выиграл, разумеется этот, конкурс, и мы подошли к нему, поздоровались, с отцом его познакомились. Дали ему нашу запись, сказали, что мы ищем барабанщика и если ему интересно, пусть позвонит. Он позвонил, сказал, что ему понравилась наша музыка, и начал с нами играть. И мы в обновлённом составе, с новым барабанщиком с его свежей кровью получили очень большой толчок и группа практически за короткое время... Она, в принципе, и до него уже начала раскручиваться по Лос-Анджелесу, потому что мы давали концерты и каждый концерт приносил нам нового слушателя, нового зрителя, потому что люди видели, что это чумовая команда.

Foxy: Группа Карма была достаточно востребована на музыкальном рынке Америки? У неё есть какие-то достижения?

Gaina: Может, это была единственная группа в Америке, за которой спустя полгода после её образования охотились все компании грамзаписи. Все. Просто не было компаний грамзаписи, которые не пришли бы и не смотрели наш концерт, чтобы видеть куда движется команда. Это самое главное достижение любой команды. Где угодно, в этой стране ли, в Америке...

Foxy: То есть, это контракт со звукозаписывающим лейблом?

Gaina: Когда они нам его предлагали - мы не подписывали его. Мы хотели свой контракт, со своими условиями. Поэтому я ничего не подписывал и говорил ребятам: подождите, наше время ещё придёт. Нам надо было собирать публику. Компании грамзаписи смотрят: на Карму приходят триста-пятьсот человек и у них сразу крыша едет. У них крыша съезжала от того, что мы творили. Мы давали концерты, мы зарабатывали деньги безо всякой компании грамзаписи.

Foxy: То есть в клубах полный аншлаг?

Gaina: Аншлаги! Мы работали с аншлагами, потому что были командой номер один в LA. Пресса нас считала первыми. Сам Les Paul, дядька Лес Пол, всё время приходил на наши концерты! Я уж не говорю о друзьях.

Foxy: А ты лично общался с Лесом Полом?

Gaina: Конечно! У меня есть интервью, в котором он говорит о нас. Рассказывает, как он познакомился с нами и как ему это нравится. Многие говорили, что «Круиз» был интересным. Вот в моём понимании KARMA была следующим этапом «Круиза». Это были такие же шоу-мены, такие же интересные ребята на сцене с обалденной энергетикой...

Foxy: Но не русские.

Gaina: Но не русские. И башню залу сносили так, что мало не покажется.

Foxy: Я слышал, что потом барабанщик, этот парень, к сожалению, ушёл от вас.

Gaina: У нас как с барабанщиком случилось? Это было уже ближе к концу 93-го года. Поскольку мы стали много работать, ездить, уже подписали контракт в Европе, выпустили там первый альбом (отдали под лицензию наш первый альбом) и всё это привело к тому, что он пропускал школу, а в Америке это очень серьёзно с той точки зрения, что ты можешь лишить себя будущего. Если ты без образования, считай - ты пропал. И его родители были этим очень озабочены и сказали ему: давай, мол, сделай паузу. Мы не собирались заканчивать заниматься музыкой, просто я в Америке всегда параллельно занимался продюсерством. Я этим зарабатывал деньги. Я писал всех подряд, писал группы, которые мы находили на репетиционных базах. Мы дружили с ребятами из группы Tool, так вот они приходили ко мне и говорили: давай, мол, мы у тебя пропишем демо. И мне они платили гораздо меньше, чем в какой-то серьёзной супершикарной студии. Но результатом всегда были страшно довольны. Потому что у меня тогда уже был очень хороший опыт. Я в студиях уже побывал, у меня студия была в Москве в последний мой год. То есть дело мне было хорошо известно. И вот я сказал: ладно, ребята, давайте сделаем паузу, я разберусь со своими проектами, и потом найдём барабанщика и снова соберёмся. И, к сожалению, мы никогда не вернулись к этой теме, потому что работы у меня, как продюсера, было всё больше и больше. Разные компании меня нанимали и как композитора. А самое главное - появился очень богатый корейский антрепренёр, бизнесмен, который предложил мне спродюсировать альбом. Я сказал: хорошо. И это был первый человек, который заплатил мне серьёзные деньги. Пришёл и положил мне на стол 80 000. Мне, говорит, нужен альбом. Я говорю: студия у меня не самая шикарная, всего 16 каналов. Он говорит: Ты мне нужен, а шикарные студии не нужны. И вот всё так у меня и пошло, и я уже не мог оторваться от продюсерской работы, потому что это приносило мне деньги.

Foxy: Понятно. Чтобы жить нормально.

Gaina: А я всегда жил нормально, даже, когда была KARMA.

Foxy: Группа KARMA после ухода барабанщика осталась или закончила своё существование?

Gaina: Она как бы временно закончила своё существование. Мы всё думали, что вот сейчас, сейчас соберёмся...

Foxy: Вот ещё такой интересный вопрос: как саунд-продюсер, с какими группами ты работал? Я что-то слышал о Red Hot Chily Peppers, Alice in Chains, если я не ошибаюсь...

Gaina: Нет, я не писал Red Hot Chily Peppers. Они были нашими друзьями, приходили на наши концерты. Большие команды с контрактами с большими фирмами грамзаписи имеют продюсеров с громкими именами. Это обычная практика: если ты подписан с крупной компанией, ты будешь работать с продюсером-звездой. Гаина как продюсер в Америке не был звездой. Хотя я, может быть, убрал бы любого другого с громким именем.

Foxy: Red Hot Chily Peppers были твоими друзьями. И раз мы коснулись этой темы, расскажи о своей дружбе с Марти Фридманом. Насколько я знаю, Ингви Мальмстин о тебе прекрасно отзывался. Кстати, в России есть прекрасный гитарист в группе Blind Vandal из Архангельска. Они играют чисто гитарную музыку в духе Сатриани, а лидер группы, Александр Фирсов, который и выглядит, как Сатриани, и играет в таком же стиле... И вот недавно в его интервью я читал, как он заявил, что большое влияние из русских музыкантов на него оказал Валерий Гаина. Ты никогда не слышал Blind Vandal и Александра Фирсова?

Gaina: Нет, не слышал. Я не удивлён этому, потому что есть большое количество молодых, и не очень, совершенно фантастических музыкантов. Недавно мы ездили в Самару и познакомились с 12-тилетним мальчиком.

Foxy: Да-да-да! Он там Сива Вая «разогревал». Ему сейчас 13. Он на форуме guitars.ru, кстати, частенько появляется.

Gaina: Так вот этот мальчик поливает на гитаре так, что мало не покажется.
Gaina: C Ингви Мальмстином я вообще не знаком.

Foxy: Я читал - он о тебе хорошо отзывался! [смех]

Gaina: Это уже другой разговор. Кстати, нас очень сильно любил, т.е. ещё группу Круиз, ещё будучи в Германии, Майкл... забыл, как его фамилия (Michael Weikath) из Helloween . Он был наш большой поклонник, как ни странно. Я с ним переписывался. У меня недавно была идея связаться с ним, сделать какие-то общие концерты...

Foxy: В Европе?

Gaina: Не обязательно в Европе. В России. Они часто приезжают в Россию.

Foxy: Helloween это такой качественный power metal, насколько я понимаю.

Gaina: А о Марти Фридмане что я могу сказать? Я познакомился с ним через моего близкого не то, чтобы друга, а человека, который с нами вместе работал, ещё в бытность группы KARMA. Он представлял компанию Road Runner, он там работал с артистами. И вот Марти Фридман был его лучшим другом и как-то раз он пригласил его на наш концерт. Он пришёл и просто офанорел от концерта, мы познакомились, он сказал, что его впечатлила моя игра и он предложил встречаться и делиться опытом.

Foxy: Он потрясающий гитарист, причём с уникальной манерой, играет в японских ладах.

Gaina: Уникальное легато. Лучшего легато вообще нет на свете. Он может сыграть пятнадцать нот и ты даже не заметишь, как они проскочили, как будто это была одна какая-то закрученная нота. У него своя специфическая техника игры, абсолютно уникальная, отличающаяся от любого гитариста, которого вообще я знал. Ещё когда он выпускал "Какафонию" с другим гитаристом, мне это нравилось, хотя это была инструментальная музыка, а я всё-таки всегда больше любил музыку с вокалом, чтобы группа играла свои песни. Песни для меня всегда являлись самым главным. Уже тогда он работал в группе Megadeth, как раз стал их новым гитаристом и я часто появлялся на их концертах, потому что он позванивал и говорил: мы играем тогда-то и там-то, приходи. Я там познакомился со всеми ребятами. Они меня не совсем знали, потому что не были на моих концертах, а он на них всё время тусовался. И нашу дружбу было легко поддерживать, потому что он жил совсем рядом со мной. Буквально две минуты на машине. У него был такой town-house двухэтажный, обычно я к нему ездил: у него был такой сделанный гитарный setup; аппарат, выстроенная громкость, он включал драм-машину, и мы сидели, джемовали. И мы договаривались: он играет часть - я смотрю и если возникают вопросы - пожалуйста, разбираем, и то же самое со мной. И вот мы по очереди; то он поливает, то я, и риффы, и соло, и всё что угодно. И можно было, уловив что-то особенное, остановить и спросить: как ты это сделал? Мне было нелегко объяснять, потому что я не очень знал всю английскую терминологию, чтобы это было грамотное объяснение. Но зато, тусуясь вместе, я набрался этого всего очень быстро и потом мы объяснялись всё лучше и лучше. Но потом он уехал в Аризону, весь Megadeth переехал в Аризону.

Foxy: А сейчас он живёт в Японии.

Gaina: Да, ему там предложили большой контракт и он постоянно торчит там. Лучшего гитариста в Megadeth не было, с точки зрения лидирующего гитариста. Я всегда любил Megadeth , но когда он появился, я посчитал, что наконец-то у них есть настоящий гитарист. Который может конкурировать с любым: Стивом Ваем, Ингви Мальмстином и т.д.

Foxy: Хорошо, с американской частью твоей творческой деятельности понятно, а вот почему ты решил вернуться на музыкальный рынок России с новым альбомом "Снова твой", который вышел в прошлом, 2006 году. Кстати, он записан в Америке?

Gaina: Да, я записывал его у себя дома.

Foxy: На домашней студии?

Gaina: Верно. Я, наконец, пришёл к тому, что студия у меня дома и мне удобно. Утром проснулся, выпил кофе, пошёл в студию, посмотрел почту, включил аппарат и тут же всё играет и поёт. У меня в студии всё так сделано, что стоит мне поднять гитару, как я сразу могу её писать. К такому удобству я шёл очень много лет, занимаясь и продюсированием, и работая, как звукорежиссёр. Часто приходили группы, которые говорили: нам не нужен продюсер, нам нужен звукорежиссёр, просто нарулить звук. Нам не нужно, чтобы ты нам рассказывал, как делать и что делать, нам нужен просто звукорежиссёр. Я говорил: ребята, нет проблем, что хотите, то и сделаете. Я к этому относился очень открыто. Так что и с точки зрения звукорежиссёра и опыта набрался - будь здоров. Когда яписал в 97 году альбом группы Insulated (это был следующий проект, когда басист из Karma стал певцом, а барабанщик Чай Дениз, которого мы взяли, сейчас играет в группе Doors, (той самой знаменитой Doors), так вот там я поставил три ударных установки. Это был совершенно рок-н-рольный проект для компании Moccola Group Records. И получилось так, что в 97 году рок-музыка вообще не продавалась, настолько техно всё задушило. Тогда у меня не было ничего компьютерного, сплошной аналог, двухдюймовая лента, большой аналоговый пульт и т.д. И когда я записал, этот проект, я понял, что далеко с этим альбомом не пойти, просто из-за того, что он был слишком рок-н-рольный. Я решил, что надо что-то выкрутить из этого всего, и мы решили в студии переделать всю музыку. Мы поставили три большие ударные установки. Слава Богу, на пульте было много входов-выходов, и хватало микрофонов, чтобы озвучить хоть что; там 32 микрофона сразу можно было подключить. И что мы делали?Эксперимент у нас проходил в таком ключе: барабанщик у нас писался в несколько подходов. И вот так вот: первую часть играли на одной установке, вторую часть играли на второй, третью часть играли на третьей установке. И мы "входили" в процессе записи; допустим, музыка идёт, и в определённый момент я включаю запись следующих каналов, и установка звучала совершенно по-другому. Допустим, перекомпрессированные искажённые барабаны я обрезал гейтом и получал совершенно, например, нереальный малый барабан. Издевался над всем, насколько мог. Решил превратить это из рок-музыки в этакое лёгкое техно. И когда этот альбом вышел, мне звонили и спрашивали: как это всё вы записали? Это было уникально для меня, как звукорежиссёра, как продюсера, чтобы взять и изменить всё. 8 месяцев мы сидели с этой командой, потому что это было на определённом бюджете, нам выплатили деньги и мы сидели и перекапывали нашу музыку. Было приятно, что можно было сделать это именно таким образом. А другой разговор, что я после такой работы сам для себя сделал определённые выводы: плёнка просто начала осыпаться, я чувствовал, что качество уходит. К концу продашн'а качество уходило вообще в никуда.

Foxy: Я слышал, что потом барабанщик, этот парень, к сожалению, ушёл от вас.

Gaina: У нас как с барабанщиком случилось? Это было уже ближе к концу 93-го года. Поскольку мы стали много работать, ездить, уже подписали контракт в Европе, выпустили там первый альбом (отдали под лицензию наш первый альбом) и всё это привело к тому, что он пропускал школу, а в Америке это очень серьёзно с той точки зрения, что ты можешь лишить себя будущего. Если ты без образования, считай - ты пропал. И его родители были этим очень озабочены и сказали ему: давай, мол, сделай паузу. Мы не собирались заканчивать заниматься музыкой, просто я в Америке всегда параллельно занимался продюсерством. Я этим зарабатывал деньги. Я писал всех подряд, писал группы, которые мы находили на репетиционных базах. Мы дружили с ребятами из группы Tool, так вот они приходили ко мне и говорили: давай, мол, мы у тебя пропишем демо. И мне они платили гораздо меньше, чем в какой-то серьёзной супершикарной студии. Но результатом всегда были страшно довольны. Потому что у меня тогда уже был очень хороший опыт. Я в студиях уже побывал, у меня студия была в Москве в последний мой год. То есть дело мне было хорошо известно. И вот я сказал: ладно, ребята, давайте сделаем паузу, я разберусь со своими проектами, и потом найдём барабанщика и снова соберёмся. И, к сожалению, мы никогда не вернулись к этой теме, потому что работы у меня, как продюсера, было всё больше и больше. Разные компании меня нанимали и как композитора. А самое главное - появился очень богатый корейский антрепренёр, бизнесмен, который предложил мне спродюсировать альбом. Я сказал: хорошо. И это был первый человек, который заплатил мне серьёзные деньги. Пришёл и положил мне на стол 80 000. Мне, говорит, нужен альбом. Я говорю: студия у меня не самая шикарная, всего 16 каналов. Он говорит: Ты мне нужен, а шикарные студии не нужны. И вот всё так у меня и пошло, и я уже не мог оторваться от продюсерской работы, потому что это приносило мне деньги.

Foxy: Понятно. Чтобы жить нормально.

Gaina: А я всегда жил нормально, даже, когда была KARMA.

Foxy: Группа KARMA после ухода барабанщика осталась или закончила своё существование?

Gaina: Она как бы временно закончила своё существование. Мы всё думали, что вот сейчас, сейчас соберёмся...

Foxy: Вот ещё такой интересный вопрос: как саунд-продюсер, с какими группами ты работал? Я что-то слышал о Red Hot Chily Peppers, Alice in Chains, если я не ошибаюсь...

Gaina: Нет, я не писал Red Hot Chily Peppers. Они были нашими друзьями, приходили на наши концерты. Большие команды с контрактами с большими фирмами грамзаписи имеют продюсеров с громкими именами. Это обычная практика: если ты подписан с крупной компанией, ты будешь работать с продюсером-звездой. Гаина как продюсер в Америке не был звездой. Хотя я, может быть, убрал бы любого другого с громким именем.

Foxy: Red Hot Chily Peppers были твоими друзьями. И раз мы коснулись этой темы, расскажи о своей дружбе с Марти Фридманом. Насколько я знаю, Ингви Мальмстин о тебе прекрасно отзывался. Кстати, в России есть прекрасный гитарист в группе Blind Vandal из Архангельска. Они играют чисто гитарную музыку в духе Сатриани, а лидер группы, Александр Фирсов, который и выглядит, как Сатриани, и играет в таком же стиле... И вот недавно в его интервью я читал, как он заявил, что большое влияние из русских музыкантов на него оказал Валерий Гаина. Ты никогда не слышал Blind Vandal и Александра Фирсова?

Gaina: Нет, не слышал. Я не удивлён этому, потому что есть большое количество молодых, и не очень, совершенно фантастических музыкантов. Недавно мы ездили в Самару и познакомились с 12-тилетним мальчиком.

Foxy: Да-да-да! Он там Сива Вая «разогревал». Ему сейчас 13. Он на форуме guitars.ru, кстати, частенько появляется.

Gaina: Так вот этот мальчик поливает на гитаре так, что мало не покажется.

Gaina: C Ингви Мальмстином я вообще не знаком.

Foxy: Я читал - он о тебе хорошо отзывался! [смех]

Gaina: Это уже другой разговор. Кстати, нас очень сильно любил, т.е. ещё группу Круиз, ещё будучи в Германии, Майкл... забыл, как его фамилия (Michael Weikath) из Helloween . Он был наш большой поклонник, как ни странно. Я с ним переписывался. У меня недавно была идея связаться с ним, сделать какие-то общие концерты...

Foxy: В Европе?

Gaina: Не обязательно в Европе. В России. Они часто приезжают в Россию.

Foxy: Helloween это такой качественный power metal, насколько я понимаю.

Gaina: А о Марти Фридмане что я могу сказать? Я познакомился с ним через моего близкого не то, чтобы друга, а человека, который с нами вместе работал, ещё в бытность группы KARMA. Он представлял компанию Road Runner, он там работал с артистами. И вот Марти Фридман был его лучшим другом и как-то раз он пригласил его на наш концерт. Он пришёл и просто офанорел от концерта, мы познакомились, он сказал, что его впечатлила моя игра и он предложил встречаться и делиться опытом.

Foxy: Он потрясающий гитарист, причём с уникальной манерой, играет в японских ладах.

Gaina: Уникальное легато. Лучшего легато вообще нет на свете. Он может сыграть пятнадцать нот и ты даже не заметишь, как они проскочили, как будто это была одна какая-то закрученная нота. У него своя специфическая техника игры, абсолютно уникальная, отличающаяся от любого гитариста, которого вообще я знал. Ещё когда он выпускал "Какафонию" с другим гитаристом, мне это нравилось, хотя это была инструментальная музыка, а я всё-таки всегда больше любил музыку с вокалом, чтобы группа играла свои песни. Песни для меня всегда являлись самым главным. Уже тогда он работал в группе Megadeth, как раз стал их новым гитаристом и я часто появлялся на их концертах, потому что он позванивал и говорил: мы играем тогда-то и там-то, приходи. Я там познакомился со всеми ребятами. Они меня не совсем знали, потому что не были на моих концертах, а он на них всё время тусовался. И нашу дружбу было легко поддерживать, потому что он жил совсем рядом со мной. Буквально две минуты на машине. У него был такой town-house двухэтажный, обычно я к нему ездил: у него был такой сделанный гитарный setup; аппарат, выстроенная громкость, он включал драм-машину, и мы сидели, джемовали. И мы договаривались: он играет часть - я смотрю и если возникают вопросы - пожалуйста, разбираем, и то же самое со мной. И вот мы по очереди; то он поливает, то я, и риффы, и соло, и всё что угодно. И можно было, уловив что-то особенное, остановить и спросить: как ты это сделал? Мне было нелегко объяснять, потому что я не очень знал всю английскую терминологию, чтобы это было грамотное объяснение. Но зато, тусуясь вместе, я набрался этого всего очень быстро и потом мы объяснялись всё лучше и лучше. Но потом он уехал в Аризону, весь Megadeth переехал в Аризону.

Foxy: А сейчас он живёт в Японии.

Gaina: Да, ему там предложили большой контракт и он постоянно торчит там. Лучшего гитариста в Megadeth не было, с точки зрения лидирующего гитариста. Я всегда любил Megadeth , но когда он появился, я посчитал, что наконец-то у них есть настоящий гитарист. Который может конкурировать с любым: Стивом Ваем, Ингви Мальмстином и т.д.

Foxy: Хорошо, с американской частью твоей творческой деятельности понятно, а вот почему ты решил вернуться на музыкальный рынок России с новым альбомом "Снова твой", который вышел в прошлом, 2006 году. Кстати, он записан в Америке?

Gaina: Да, я записывал его у себя дома.

Foxy: На домашней студии?

Gaina: Верно. Я, наконец, пришёл к тому, что студия у меня дома и мне удобно. Утром проснулся, выпил кофе, пошёл в студию, посмотрел почту, включил аппарат и тут же всё играет и поёт. У меня в студии всё так сделано, что стоит мне поднять гитару, как я сразу могу её писать. К такому удобству я шёл очень много лет, занимаясь и продюсированием, и работая, как звукорежиссёр. Часто приходили группы, которые говорили: нам не нужен продюсер, нам нужен звукорежиссёр, просто нарулить звук. Нам не нужно, чтобы ты нам рассказывал, как делать и что делать, нам нужен просто звукорежиссёр. Я говорил: ребята, нет проблем, что хотите, то и сделаете. Я к этому относился очень открыто. Так что и с точки зрения звукорежиссёра и опыта набрался - будь здоров. Когда яписал в 97 году альбом группы Insulated (это был следующий проект, когда басист из Karma стал певцом, а барабанщик Чай Дениз, которого мы взяли, сейчас играет в группе Doors, (той самой знаменитой Doors), так вот там я поставил три ударных установки. Это был совершенно рок-н-рольный проект для компании Moccola Group Records. И получилось так, что в 97 году рок-музыка вообще не продавалась, настолько техно всё задушило. Тогда у меня не было ничего компьютерного, сплошной аналог, двухдюймовая лента, большой аналоговый пульт и т.д. И когда я записал, этот проект, я понял, что далеко с этим альбомом не пойти, просто из-за того, что он был слишком рок-н-рольный. Я решил, что надо что-то выкрутить из этого всего, и мы решили в студии переделать всю музыку. Мы поставили три большие ударные установки. Слава Богу, на пульте было много входов-выходов, и хватало микрофонов, чтобы озвучить хоть что; там 32 микрофона сразу можно было подключить. И что мы делали?Эксперимент у нас проходил в таком ключе: барабанщик у нас писался в несколько подходов. И вот так вот: первую часть играли на одной установке, вторую часть играли на второй, третью часть играли на третьей установке. И мы "входили" в процессе записи; допустим, музыка идёт, и в определённый момент я включаю запись следующих каналов, и установка звучала совершенно по-другому. Допустим, перекомпрессированные искажённые барабаны я обрезал гейтом и получал совершенно, например, нереальный малый барабан. Издевался над всем, насколько мог. Решил превратить это из рок-музыки в этакое лёгкое техно. И когда этот альбом вышел, мне звонили и спрашивали: как это всё вы записали? Это было уникально для меня, как звукорежиссёра, как продюсера, чтобы взять и изменить всё. 8 месяцев мы сидели с этой командой, потому что это было на определённом бюджете, нам выплатили деньги и мы сидели и перекапывали нашу музыку. Было приятно, что можно было сделать это именно таким образом. А другой разговор, что я после такой работы сам для себя сделал определённые выводы: плёнка просто начала осыпаться, я чувствовал, что качество уходит. К концу продашн'а качество уходило вообще в никуда.

Foxy: Можно было перенести на другой носитель?

Gaina: Это было очень трудно сделать. Это 24 канала, это надо было привезти второй такой же магнитофон, подключить это всё...

Foxy: Этот альбом был выпущен?

Gaina: Конечно! И я буду выпускать его в России.

Foxy: Insulated? Интересно будет послушать.

Gaina: Это очень экспериментальный альбом. Если послушать гитару - никогда не догадаешься, что это играет Гаина. Потому что совершенно иная игра. Я создавал определённую атмосферу. Чаще всего это похоже на клавиши. На самом деле я играл через пятьсот тысяч примочек. Там всё так закручено, что арпеджио, сыгранные через "Lexicon", оставляют впечатление клавишей. Никаких клавишей не было. Во время игры барабанщика я крутил эквалайзер по 16, по 24 децибела, так что получалось похоже на "квакушку". В общем, всё это живьём происходило.

Foxy: Валера, вернёмся к альбому "Снова твой". Почему ты решил, что время пришло, или по каким-то иным причинам, записать этот альбом и в 2006 выйти на музыкальный рынок России, презентоваться, сделать тур в поддержку альбома?

Gaina: Ну, во-первых идея жила уже давно. Ещё в 2002 я перезаписал пять версий альбома "Круиз 1". И я его переиздал. Была идея поработать нам втроём, с Фёдором и Сергеем. Это не осуществилось по множеству причин. Глупых или не глупых, - всяких. Основная причина была в том, что мне почти невозможно ещё было уезжать из Америки. Я сделал запись и оставалось сидеть и ждать; вот сделают мне гастроли - я поеду. Сейчас в России так не происходит. Ни в 2002 году так не происходило, ни сейчас. Надо быть здесь, чтобы что-то двигать вперёд. Хотя бы надо было создать какую-то определённую команду людей, которые бы работали над этим, вырабатывали какую-то сеть для этого, чтобы появились очевидные результаты. То, что мы имеем на сегодняшний день. Когда пришёл 2006 год, я практически закончил альбом "Снова твой". Начал я его писать в 2004 году, написал сначала три песни, с которыми приехал в Россию, посмотрел, какая реакция у людей, как и что... На мой взгляд Россия не то, чтобы была не совсем готова к такого плана музыке, но все ожидали, что я стану играть какой-нибудь хэви метал. Мне всегда хотелось представлять себя относительно времени, в котором я живу. Я всегда менялся. Я не приверженнец того, что если я тогда играл технично на гитаре, то надо всю жизнь играть так. Я уже музыку играю другую. Я выражаюсь по-другому. Я не ставлю перед собой ту же цель, которую ставил перед собой когда-то. Я тогда действительно пытался конкурировать со Стивом Ваем, с Сатриани, они, мол, играют здорово, дай-ка я сыграю лучше. Сейчас у меня нет такой задачи. Если я вижу прекрасного гитариста - ради Бога, пускай играет...

Foxy: Твоя задача, насколько я понимаю, - играть так, как ты играешь. У тебя своя манера, свой звук, и ни к чему пытаться кого-то изображать, копировать и т.д.

Gaina: Я спокойно отношусь к тому, что вокруг меня могут жить и существовать массы прекрасных музыкантов. Так, в принципе, было всегда, но теперь я просто не конкурирую с ними. Если моя игра для кого-то что-то означает, а для очень многих так оно и есть, - меня это радует, я этих людей всегда буду каким-то образом поддерживать. Моя игра не ухудшилась ни в коей мере. Я могу играть, может, быстрей, чем когда либо, но я не ставлю перед собой такой задачи, потому что она меня уже не интересует. Я пришёл к новым музыкальным формам.

Foxy: Дело, собственно, не в технике, а в подаче и звуке. Я тебя прекрасно понимаю.

Gaina: Я пришёл к тому, что для меня песня является самым главным. Меня всё больше притягивает желание создать песню, которая будет доступной, глубокой, интересной, уникальной с точки зрения аранжировки, мелодизма, чтобы в ней было всё, что присуще классной хорошей песне. Я всегда ищу эту песню. И гитара помогает мне этого достигать. Раньше я мелодию писал исходя из того, что я играл на гитаре. Теперь наоборот. Сначала должна быть удачной песня, а уж потом моя гитарная игра вокруг этого. Я сейчас люблю выстраивать песню так... Вот как писался, допустим, этот альбом? Приходил, допустим, барабанщик... В принципе, этот альбом не был сыгран каждую песню с барабанщиком от начала до конца. Как мы играли? Я пришёл со своим барабанщиком, он сел, мы наиграли кучу музыки, часа на три, на четыре... Причём это такой барабанщик, который просто может колбасить будь здоров.

Foxy: И ты из этого выбирал кусочки, склеивал их?

Gaina: Я вырезал этот кусочек, вычищал определённую барабанную партию, про которую чувствовал, что она подойдёт к песне, и на это я играл на гитаре и писал мелодию. У меня был уже текст; я писал песню на текст. Это было впервые, потому что обычно я сначала писал мелодию, а потом мне текст к ней писали. А тут наоборот. То есть теперь мелодия зависела от текста. Важна и структура, и сколько там текста, чтобы в него вложить определённый ритм и т.д. Для текстов специально были найдены поэты, одной из главных была поэтесса Дарья Лазарева, которую я нашёл; молодая девчёнка из Екатеринбурга. Просто ей тоже очень понравилось, она очень хорошо знала обо мне...

Foxy: Она здесь, у нас живёт? И как вы пишете?


Gaina: Она написала 80% текста этого альбома. Она присылала мне тексты. Она не часто присылала, но практически каждый текст, что я получал, мне обалденно нравился. Она писала не просто так, а писала, исходя из того, что я человек, который живёт в Америке и который проделал определённый сложный жизненный путь. Она писала, пытаясь смотреть моими глазами. И для неё это было тоже интересно, потому что, как она говорит, она всегда писала от себя, а теперь вроде как от меня. Для этого надо было ознакомиться с моей жизнью, понять чем я живу, что мне нравится и что не нравится. И так далее. Мы сней много общались, она, к счастью, говорит по-английски идеально. Мы переписывались по-английски, это, видимо, ей было интересно. Ну и вот она присылала мне тексты, такие как "Времени река", "Тишана", "Снова твой" и т.д. Это тексты, которые фактически создали мой альбом, и для меня они являются очень близкими песнями. Я их переживаю, они часть меня. Если бы не было таких текстов, то музыка была бы другой. Я перед собой ставил одну цель: написать песни как можно проще, как можно доступнее для народа, как можно более запоминающиеся. И в тоже время чтобы это не было каким-то попсовым шлягером. Хотя я могу писать и попсовые шлягеры, это не проблема, если кому-то это надо. Но я не стану писать это под себя, потому что представляю, что критики будет очень много. И хорошей, и плохой. А люди будут говорить, что Гаина перестал играть на гитаре. Главная идея этого альбома, это то, что я вернулся и я такой сегодня. Второе, это направление на новую публику, на новую молодёжь, которая сегодня хочет слушать, на мой взгляд, такую рок-музыку. Имеющую отношение к сегодняшнему дню. То, что им интересно. И когда они услышат этот альбом, я уверен - от десяти лет и выше - они все полюбят эти песни. Потому что они их цепляют больше, чем поколение, которое слушало "Рок Навсегда". Дело в том, что они не могут воспринимать новую музыку так, как тогда, когда они были молодыми. Поэтому альбом был изначально рассчитан на новую молодёжь. "Я когда-то был здесь, вы меня, может, не знаете, но привет вам, ребята". Вот так.

Foxy: И последняя часть нашей беседы. Читателям "Guitars Magazin", завсегдатаям сайта www.guitars.ru, т.е. гитаристам, будет очень интересно узнать, какое гитарное оборудование ты используешь. Т.е. какие гитары используешь, какие струны, медиаторы, примочки, какой у тебя концертный сет, какие усилители больше нравятся. Что помогает тебе получить твой уникальный звук?

Gaina: Во-первых, у меня большая коллекция гитар. Больше 40. Иногда больше, иногда меньше, потому что какие-то гитары у меня вращаются по кругу, я от каких-то избавляюсь или прикупаю новые. Есть вторые мои гитары, которые я получил от фирм, как эндорсер. Такие, как Gibson, Carvin...ESP. У меня есть Ibanez…

Foxy: 87 года, на котором ты так и не играл?

Gaina: Потому что у меня было такое количество гитар...

Foxy: И вот неделю назад ты на нём первый раз отыграл. По-моему это Ibanez RG-550?

Gaina: RG-550. Это была гитара, сделанная для меня. Она единственная такая, поэтому это очень дорогой и качественный инструмент. Тогда не было у Ibanez своего Custom Shop. Custom Shop появились в связи с тем, что гитары производятся в разных странах, и для того, чтобы сохранить линию качественных инструментов, они строят Custom Shop.

Foxy: То есть твой Ibanez был сделан исключительно под заказ?

Gaina: Уникально сделанная гитара, я был удивлён. Я играл на концерте и мне это очень понравилось.

Foxy: А какие у тебя предпочтения в плане гитар? Какие всё-таки больше нравятся; Лес-полообразные, Стратообразные, т.е. какие предпочтения по удобству игры, по звуку?

Gaina: Ну, смотри: во-первых, у меня есть семь стратокастеров. От 62, от «винтедж» до Де Люкса, и вот недавно я купил уникальный Russian Limited Strat, который сделал Юрий Шишков (Fender)

Foxy: То есть не модель 62 года, а действительно инструмент 62 года.

Gaina: Потрясающий инструмент, который я очень люблю и стараюсь на нём как можно меньше играть. Играю на нём, но стараюсь сохранить его состояние. Дальше: у меня есть пять Gibson'ов. Custom, Standard модели, есть также Epiphon и есть "Люсиль".

Foxy: Насколько помню, в 87 году ты играл на Gibson Les Paul, причём весьма необычном, с одним бриджевым хамбакером и весьма необычной окраски.

Gaina: Это был мой Les Paul Custom, на котором я играл на протяжении 10 лет в группе Круиз. Это 75 года инструмент, переиздание модели 69-го.

Foxy: Я так понимаю, что техник или ты сам снял «нэковый» хамбакер с него, заделал отверстие и перекрасил его в модный полосатый цвет?

Gaina: А потом в красный. Это тот же самый ЛесПол, на котором мы поиздевались 10 лет, а потом он остался в России, я с собой его не взял. Я не знал, сколько времени я не вернусь в Россию и я попросил своего человека его продать. Чтобы не искать возможность её переправлять и и.т.п. Тем более, что он была в жутком состоянии к концу всего этого. Т.е. это был уникальный Лес Пол и я очень сожалею, что он не со мной, потому что, во-первых, это большая часть моей жизни, он много чего значил для меня... Единственная проблема с этой гитарой, отчего я устал за 10 лет - это её вес. Вес, который я таскал на плечах и он просто переломал всю мою спину. Тогда я сказал: мне не нужны больше тяжёлые гитары. [смеется]

Foxy: Он затерялся?

Gaina: Он в Москве, я совершенно точно знаю, где он, но на нём мало чего оригинального осталось. Поэтому он меня очень мало интересует с этой точки зрения. Далее: какого плана у меня ещё гитары? У меня есть Carvin Custom, специально сделанный для меня. Причём две гитары на данный момент. Далее: у меня есть гитары фирмы... э-э... Washburn 36-ладовая и 29-ладовая Extended Cutaway серия. 36-ладовая выпущена в 80-х годах и сейчас усиленно копируется. Во-первых, это американский инструмент, это гитары, на которых я играл в конце моего пребывания в группе «Круиз», когда мы были в Германии. Я от них никогда и не подумаю избавляться, несмотря на то, что я на них мало играю. Они все у меня просто лежат, в основном. Далее: у меня есть масса гитар из серии «vintage», всяких различных. Скажем от 80-х годов есть Hamer Chaparell, есть из серии Калифорния, тоже Hamer, есть ещё несколько Ibanez, ещё есть масса гитар, собранных фирмой Warmooth из комплектующих .У меня около пяти таких гитар, которые я постоянно видоизменяю; меняю гриф и т.д. Что мне хочется, то я и делаю.

Foxy: А какие струны ты предпочитаешь? Имеется в виду калибр и фирма.

Gaina: GHS. Одни из лучших струн для меня. Почему - не знаю. Много я их перебрал всяких.

Foxy: «Калибр»?

Gaina: Люблю десятку. 0.10-0.46.

Foxy: А медиаторы?

Gaina: Играю Dunlop'ом. Нейлоновыми. Толщина такая, чтобы они были достаточно гибкие, до миллиметра. Чтобы он не был абсолютно железный, каменный. 0,88. 0,77 тоже использую, потому что когда играю ритм, мне нужна эта гибкость. Мне нужно, чтобы присутствовала некая задержка звучания.

Foxy: А усилители какой фирмы ты предпочитаешь? Я знаю, ты играешь на Bogner?

Gaina: Да, я играю на Bogner . У меня дома стоит Bogner. Модель Ubershall Head .
Ещё у меня есть Extasy, с ещё большим количеством каналов. И Shiva есть. Shiva это «кондешник», обалденный совершенно. Это всё Phill Bogner. Дальше: у меня есть LF это было сделано фирмой Norlin, через Gibson. Я его до сих пор очень люблю, он транзисторный, не ламповый, звучит обалденно. Более чистого звука я не слышал нигде. У него, во-первых, очень быстрая атака...

Foxy: Это дочерняя фирма Gibson?

Gaina: С конца 80-х они не выпускаются.

Foxy: Маршаллы ты не очень любишь?

Gaina: Маршаллы я люблю 800 серии, более старые, винтажные.

Foxy: JTM-45, такого плана?

Gaina: Да, а всё, что выпущено после 900-й серии, даже и 900 не люблю. Непонятно, что случилось с фирмой. Понятно, Jim Marshall не работает больше...

Foxy: А вот я знаю, что ты очень любишь усилители Fender, особенно на сцене.

Gaina: Чем дальше, тем больше их люблю.

Foxy: Яркие, атакующие!

Gaina: Абсолютно. Fender Twin люблю, Hot Road люблю. Люблю Deluxe. Fender очень люблю. Потому что через Fender ты можешь включить любую примочку, Vox или Line6, и она у тебя просто будет звучать изумительно. Причём не надо включать в гитарный вход, а надо на вход оконечника и ты просто обогатишь своё звучание через такой усилитель. Messa Boogie люблю. Допустим, я играю здесь в Москве на комбешнике Rocket 44 - превосходно передаёт Line6 звучание. Люблю Line6 через него больше, чем он звучит сам по себе.

Foxy: Я видел, что на концертных сетах ты используешь совершенно банальный, но очень хороший прибор Line6 XT Live. Процессор.

Gaina: Да-да. Очень удобно и мне всего там хватает. Я считаю, что гитарист должен иметь оптимальный setup, чтобы тот передавал всё, что он играет. И для меня удобство является самым главным. Быстрота набора звука является более важным, чем ты будешь стоять с десятью усилителями одного типа, и с десятью другого...

Foxy: То есть тебя совершенно не смущает, что он цифровой, а не аналоговый прибор?

Gaina: Совершенно, если меня устраивает его звучание, почему бы нет? Зачем заморачиваться на том, как это сделано? Есть люди, которые говорят: «ой, это цифра - я не буду на этом играть!». (смеется)

Foxy: А в студии, как я понимаю, ты используешь совершенно другие «педали»?

Gaina: Нет, я,конечно, понимаю разницу между всеми этими вещами, но дело в том, что я не заморачиваюсь на этом. Потому что всё равно - человек берёт в руки инструмент и он или играет, или не играет. Вот с этого всё начинается. Удобство я ставлю впереди того, что вот мне придётся сейчас переключаться с усилителя Fender на Bogner, а потом с Bogner ещё на что-то, при том, что эту палитру звуков я могу создать прямо сейчас на Line6. Я просто включу свой Line6 POD и буду на нём играть.

Foxy: А провода какой фирмы ты используешь?

Gaina: Провода надо покупать самые качественные, насколько возможно. Я очень люблю Mogami. Это гораздо лучше, чем Monster, я и его использовал, конечно. Фирм много. Есть такая фирма, которая делает очень высококачественные провода. Они делают всякие маленькие коробочки директ-боксы и т.д.

Foxy: Horizon не пробовал?

Gaina: Horizon - очень качественные, я их использую также.

Foxy: И последний вопрос: что бы ты хотел пожелать читателям Гитарс Мэгэзин, сайта www.guitars.ru, гитаристам начинающим, состоявшихся, любым?

Gaina: Всем большой привет, всем больших успехов в том, что они делают. Музыка, игра на инструменте требует очень много времени. Если вы на самом деле хотите стать музыкантами высокого уровня, конечно, вы должны посмотреть на это реально, оценить свои возможности, выбрать путь и следовать ему. Верьте в себя и этот путь приведёт вас туда, куда вы хотите. Успехов вам!

Foxy: Большое спасибо, Валера! Успешного тебе продолжения тура!

(От себя добавлю, что Гаина в своей игре активно использует «фишки» с ручкой громкости, много легато и игру октавами, а также восточные лады).


  Валерий Гаина:


  НОВОСТИ


05.07.10 
Добавлены материалы на страничку видео в раздел Федора Васильева 

04.05.10 
В разделе "Пресса" на страничке Валерия Гаины - небольшое интервью... 

18.04.10 
обновлены все mp3 трио Круиз 

03.04.10 
На страничку о сольном проекте Валерия Гаины GAIN добавлен видеоклип Fair child, снятый в 1990 году фирмой "Биз-Экспресс" для промоушена группы. 

03.04.10 

На страничке, посвященной трио Круиз, теперь можно скачать табулатуры (Guitar Pro) разных песен группы.

 

 

КРУИЗ|Валерий Гаина|Федор Васильев|Сергей Ефимов

1990. ex-kruiz

Работа с сайтами

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS